Гость программы «Ять» Всеволод Чаплин

Метки: Программа «Ять» Ивана Кононова

Программа Ять с Всеволодом ЧаплинымЭто программа «Ять» и я, блюститель традиций, Иван Кононов. Мир вашему дому.
В студии гость, Всеволод Чаплин, Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата.

- У нас в гостях сегодня лицо духовное. Председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества, член общественной палаты РФ, настоятель Храма святителя Николая на трех горах, Всеволод Чаплин. Милостивый государь, я обычно обращаюсь к своему гостю, но здесь позвольте обратиться к вам по чину – отец Всеволод. Я зовусь в этой программе «блюститель традиций». Вы же по своей миссии – ревнитель традиций, можно сказать и так.
- Ну, вообще не всякая традиция хороша. Хороша та традиция, которая связана с вечностью. Ценности ведь важны не потому, что они старые. Бывают и старые ошибки, бывают и старые заблуждения. А вот то, что связано с вечной не меняющейся истиной, то действительно важно. А вечными и неменяющимися некоторые истины являются, потому что вечен и неизменен бог, который их нам дал.
- А вот традиции, связанные с русским языком для русской православной церкви существуют какие-нибудь незыблемые?
- Очень важны эти традиции, очень важны. И на самом деле, конечно, я зык меняется, но в нем неизменной должна оставаться внутренняя культура людей, которая выражена в языке. И ход их мысли. Я недавно был на встрече президента с членами общественной палаты, и вот там сказал, что для меня, как для человека, который большую часть своей трудовой деятельности занимался редактированием текстов, и сейчас в значительно степени занимаюсь тем же, уровень, стремительно падающий уровень наших молодых специалистов в разных областях является просто, что называется, раной на сердце. Люди оканчивают самые престижные вузы, они имеют уже определенный деловой опыт, часто приходят после бизнеса к нам работать, или после государственных учреждений, и вот не могут правильно сформулировать даже элементарных мыслей. Вот почему я считаю неправильным, очень опасным для нашего будущего, для нашей культуры предложение сделать русский язык необязательным предметом в старших классах средней школы
- Язык литургии, язык богослужении – это церковнославянский язык.
- Это церковнославянский язык. Люди легко учат английский, люди легко учат французский. Некоторые учат китайский, арабские языки, потому что понимают, что они нужны для деловой состоятельности человека. Выучить церковнославянский, я думаю, в 20 раз проще, чем английский. Там есть свои грамматические особенности, это язык, созданный по законам греческого языка в некоторой степени. Там есть элементы греческого синтаксиса, там есть такие времена как перфект и плюсквамперфект. Но лексический материал весь родной. И грамматические правила выучить гораздо проще, чем других языков
- Вы считаете, что нужно учить?
- Я считаю, что нужно учить.
- Если человек не понимает каких-то слов, на него воздействуют все равно те тексты, которые он слышит?
- В какой-то степени да.
- Есть в них какая-то дополнительная энергетика?
- Наши предки, которые 3-4 века назад в основе своей, большей частью своей были неграмотными, все-таки усваивали библейское послание настолько, что даже наши пословицы и поговорки в значительной степени взяты из библии и из церковной традиции. Но все-таки я бы поостерегся мнения о том, что само по себе произнесение определенных молитв как-то мистически изменяет душу человека. Сам строй богослужения, конечно, влияет на человека, человек даже какие-то крупицы богослужения может усвоить. Но нельзя относиться к богослужению магически. Вот прочти 10 молитв, и ты исцелился от болезни или твое духовное состояние улучшилось, нет. Человек должен с сердцем и с умом участвовать в богослужении. И менять свою жизнь через покаяние, через причастие, через участие в таинствах церкви. Это не магизм. Это ситуация, в которой бог взывает и к совести человека, и к его сердцу, и к его уму.
- Отец Всеволод, скажите, пожалуйста, а может ли церковнославянский язык стать источником возрождения каких-то утерянных ценностей в России? В светской жизни, скажем так. Ведь на нем не писались очень многие, скажем так, поганые тексты, которые были написаны на советском языке, который появился после 18 года. Он как бы остался целостным в том смысле, нетронутым этот язык.
- Убежден, что изучать его полезно, и полезно хотя бы просто дать возможность послушать мелодику этого языка, послушать его структуру, почувствовать его дух. Это ведь можно сделать и за богослужением, и просто прочтя молитвослов, или объяснение богослужения, так что я думаю, что это полезно. Это не сложно, еще раз я хотел бы сказать, что прочесть текст на церковнославянском с небольшими комментариями, а сейчас очень много такой литературы, которая и комментирует и, по крайней мере, переводит какие-то основные термины. Это полезно для человека. Это полезно для его чувства внутренней культуры, для его связи с той традицией, в которой мы живем, и которая не является просто частью учебников истории, а является одной из частей нас самих. Она создала нас. Мы такие, какие мы есть, во многом благодаря этой традиции, тысячелетней русской христианской традиции. Поэтому не понимать о чем она, не понимать ее дух, ее образа мысли, образа жизни, это значит, не разобраться, в конце концов, почему я такой, какой я есть. Даже 70 лет советского атеизма не перешибли этой традиции.
- У вас есть какие-нибудь пристрастия в поэтическом мире?
- Я несчастное существо, я церковный бюрократ, я читаю в день примерно 100-150 страниц материалов СМИ о церкви, об исламе, о религиозно-общественной ситуации, и поэтому, увы, читать поэтические произведения некогда ну вот недавно познакомился с творчеством Псоя Короленко. Первое впечатление, когда ты говоришь это имя, особенно в церковной среде – «Какой ужас!». Это человек, действительно, который употребляет всякую, скажем так, лексику. Но у него есть очень глубокие, очень серьезные тексты. В том числе, основанные на христианских смыслах, на святоотеческой традиции. Он хулиган, он типичный хулиган. Но он умный хулиган. Что мне и было в его творчестве интересно, и интересно до сих пор. Придет ли от хулиганства к более серьезному творчеству? Похоже, приходит. Как это сочеталось с хулиганством, которое имело место раньше – не знаю. Бог - судья. Многое из того, что он делал, я принять не могу, особенно из того, что он делал раньше. Но многое из того, что он делает, по крайней мере, интересно. Интересно то, что он привносит в абсолютно постмодерную атмосферу публики, которая разуверилась в самом понятии истины, понятии смысла, он привносит крупицы настоящего смысла, настоящей истины, и люди принимают это хотя если бы вот то же самое попытался сделать я, они бы сказали: «Как, опять священник, опять будет морали читать». Очень часто на площадке массовой культуры, такой как рэп, или альтернативной культуры, которую поставляет тот же Псой Короленко, появляются очень серьезные тексты. Есть православный рэп. Некоторые в ужас приходят от самого этого словосочетания. Я сам не люблю рэп, я не понимаю эту музыку. Но некоторые тексты, которые я видел, очень интересные. Поэтом все-таки хочется надеяться, что серьезность текста, в том числе и поэтического текста, не будет отождествляться только с древними веками или в лучшем случае, с Серебряным веком. А будет восприниматься и как часть современной культуры, не знаю уж, массовой, не массовой, но такой, которая актуальна в клубах, на рок-концертах. Пока с этим плохо, между прочим, потому что основная часть контента, которая через эти каналы к нам приходит, это контент отупляющий, несерьезный, потакающий низменным сторонам человеческой души. Появляется другие примеры. Вот насколько они все-таки пробьются через стену так называемого формата, глупого пошлого формата, это большой вопрос для нашего будущего.
- То есть, практически, все средства хороши, если они ведут, в данном случае, к высокому, к богу, пониманию истины и смысла?
- Серьезное искусство и серьезные размышления о жизни могут пробиться через самую невероятную толщу асфальта и могут пробиться в разные культурные явления. Насколько это поможет людям, отдельный вопрос. История культуры еще не закончена. Чем она закончится, мы не знаем, я не испытываю большого оптимизма, я вообще на самом деле любитель классической музыки, любитель серьезной документалистики, как литературной, так и кинематографической, но мне кажется, что и на пространстве рэпа, альтернативной культуры, рока, появляются вещи, которые заставляют людей думать, и само по себе уже это хорошо.
- В советское время – я рос в начале 80-х годов, и в это время пришел к вере – было очень сложно найти какую-либо литературу, рассказывающую о церкви, о духовном наследии. Конечно, у меня было священное писание, всеми правдами и неправдами удалось достать евангелие, но еще о того, как у меня появилось Евангелие, я пытался по крупицам брать знания о вере из советских учебников, и из атеистической литературы. Поверьте, это было возможно. Потому что то, что удавалось там почерпать, было настолько красиво и настолько это было сильнее, чем обрамлявшие крупицы знания нашей духовной истории марксистская фраза, что ты понимал, где правда, а где ложь.
- А что вы испытали, когда впервые столкнулись с текстами, написанными на церковно-славянском языке?
- Желание понять, научиться читать и научиться петь. Я буквально через несколько дней после своего крещения попал на клирос одного из храмов – это был кафедральный георгиевский собор в Калуге, и мне сразу же дали малопонятную огромную книгу и говорили – вот давай пой. Мне было ужасно интересно. Через пару часов я уже пел.
- Существует такая общественная организация «Язык великой культуры». И есть такая задумка – поставить памятник букве ять как некому символу той культуры, которую мы отчасти потеряли, ведь даже слово «вера», писанное теперь через букву ерь, считается, что это уже другое некое прочтение, чем та, которая была написана через букву ять. И вот вы благословили бы постановку такого памятника?
- Я думаю, что это дело хорошее, по крайней мере, это гораздо лучше, чем рекламные плакаты, которые нас окружают.
- И вот уточните: вера, писанная через букву ять и через обычную букву е – это, все-таки, разны смыслы?
- Я думаю, что смысл все-таки, один, может быть, разное написание возвращает нас к разным периодам истории. И петровская графика, допетровская графика, графика 20-х годов, графика современная, графика Интернета, - все это дает некую связь с определенной исторической эпохой. Но вера остается верой, смысл все-таки может пробиться к человеку через разное написание, через разную графику, через разные языки.
- Благодарствую, отец Всеволод.
- Всем помощи Божией в добрых делах. Вам успехов.

Это была программа «Ять». Мы ищем истоки будущего. Радоваться вам.

Copyright © 2010-2016 Грамотности.нет
Любое копирование и распространение информации, размещенной на сайте, возможно только по согласованию с его владельцем